Начало



Последний класс в школе. Терпеть не могла школу. Мне в ней всё было противно: от факта утреннего подъёма до информации, которую педагоги пытались вдолбить.

С одноклассниками отношения были ровные. Они за годы учёбы потихоньку привыкли к моей нелюбви к ним и практически не обращали на меня внимания, а я привыкла к ним как к партам и стульям. Но подростки люди такие: всё вроде как спокойно, но бывает энергия через край плещет, ищет применения. В том числе применения ко мне. А я тоже подросток, и тоже импульсивна.

Серёжа на такой импульс и напоролся. Зачем-то приставал ко мне, уж не помню по какому случаю, ну, и рассердил. Я за словом в карман не полезла. И учебником по голове бить не стала, а только, пока не видел никто, достала из кармана вещь под названием стамеска (сейчас поймёте почему) и порчу сделала на Серёжку. И почему-то в тот момент о ногах его я думала. Видимо из-за кроссовок — какие-то они жутко раздражающие были с ядовито-зелёной полоской.

Через недели полторы Серёжа сломал ногу. Нехорошо так сломал — четыре месяца в больнице отдыхал.

Д. Навести беду на человека (особенно чтобы здоровьем резко пострадал: перелом или вывих, или зараза сильная) несложно. Возьми маленькую вещицу, название которой не знаешь, укажи ею на человека и пожелай ему несчастья. Всё. Бабы в деревнях так изувечивают друг друга, взяв у мужей что-нибудь в кладовке. Тычут напильниками как волшебными палочками.

Это был первый раз, когда у меня, без всякой посторонней помощи, что-то явно получилось. То, в чём я не сомневалась; когда не верилось в случайности и не было чувства неопределённости, а была уверенность: да, это сделала я. Вам удастся почувствовать эту уверенность, ясную как Солнце, больно светящее в глаза.

Вскоре началась болезнь.