Управляя любовью: история о своей жизни от ведьмы-приворотницы



Кто не знает – раньше не было магов высшей категории и других ведьм и колдунов широкого профиля. Говоря о «раньше», я имею в виду довольно недавнее время – лет ещё 15 назад, особенно в сельской местности. Были, как их называли, разные бабки: иди к той бабке – она бесплодие лечит, ходи к бабке другой – она порчи со скота снимает, к примеру. И у меня была такая бабка, но уже в прямом смысле – родная моя бабушка, которая тоже имела способности узкого профиля – привороты-отвороты – то, что сейчас в пёстрых дешёвых книгах называется любовной магией. До бабки знания дошли от прабабки, после бабки до матери, а от той уже ко мне – устным, как пишут в учебниках, способом.

Откуда в роду нашем изначально умения взялись мне неведомо (предположительно были в роду некогда шаманы, но паспортов и ИНН раньше особо не водилось, так что подлинную историю восстановить вряд ли удастся), теперь тайным ремеслом владею я. Владею давно, применяю успешно и эффективно. Уверена, что занимаюсь своим делом, которое передаю постепенно своей дочери – такова доля наша, доченька; или проклятие. Может на тебе оно прервётся, а может я стану звеном в длинной цепочке уже позабытых прабабок.

Ладно, не о родословной я писать собиралась, а о том, что назвала проклятием. Возможно, погорячилась – женщина я уже не молодая, нервная – могу себе позволить. Являясь специалистом в области дел амурных, почти еженедельно (да, у меня не конвейерный стиль работы) делая привороты, возвращая мужей, влюбляя неприступных девушек в посредственных молодых людей, колдуя присушки, сексуальные привязки, запрещая любить и заставляя влюбиться, должно казаться, будто я о любви знаю всё. Почти так и есть. В теории. Благодаря огромному количеству прочитанных книг по психологии, психиатрии, биологии, этологии, антропологии и т.п.; художественной литературе и собственным наблюдениям, в коих у меня, понятное дело, дефицита не наблюдается, я представляю себе, что такое любовь. Представляю, примерно, как профессиональный кулинар может представить вкус блюда, зная его ингредиенты.

Писатели часто пишут о любви, но, например, описать половой акт без пошлости получается у единиц; у тех единиц, которые о любви писать не умеют. То есть, не умея описать чувство, у них прекрасно получается изобразить ремесленную, так сказать, часть этого чувства. Со мной то же самое: с ремеслом магическим всё в порядке. Вот только чувство мне не знакомо. Также как моей матери, моей бабушке и далее вглубь лет, также как дочери моей этого не будет ведомо. Мы не знаем, что такое любовь.

Я никогда в жизни никого не любила. Я понятия не имею, что значит любить кого-то. Я люблю своего ребёнка, люблю собаку, но любить постороннего человека? Фрейд писал, что любовь к ребёнку и любовь к сексуальному партнёру – это почти одно и то же. При всём моём уважении к отцу психоанализа (он мне на многое открыл глаза), вынуждена припомнить и его несколько бредовую гипотезу о том, что его болезнь (рак челюсти) была вызвана не чрезмерным курением или чем-то ещё, а исключительно якобы присутствующей у самого доктора скрытой сексуальной тягой к собственной дочери… господин Фрейд, думаю, временами вы ошибались.

Как можешь ты творить любовные чары, не познав любви сама? Думаю, также как может излечивать тяжелейшие последствия переломов, встреченная мною однажды в Дагестане бабуля, не только не пережившая травм опорно-двигательного аппарата сама, но и не зная даже школьного минимума по анатомии.

Однажды я подумала, что просто не встретила того самого, кто разжёг бы пламя и всё в таком духе. Бывает же такое у людей. Наверное. И совершила я вещь довольно странную: обратилась к двум знакомым, заслуживающим доверия коллегам с просьбой сделать на меня приворот. Рядом в то время околачивался очередной поклонник: красив, умён и, вообще, человек не плохой. Труды ведьм были напрасны. Не действуют на меня привороты.
Я постоянно смотрю на любящих. На влюбляющихся медленно и влюбляющихся быстро, с опасной, даже какой-то животной страстью. Всем им дано, вместе с их приворотными и чистосердечными порывами, испытать кое-что ещё. То, что в Советской Большой Энциклопедии разъяснялось как «чувство удовлетворённости состояния сознания», а в народе называют одним словом – «Счастье».

Один приворот, как бы к нему не относились, делает счастливыми двух людей: девушку и юношу, мужчину и мужчину, жену и мужа, но не колдунью. Не положено нам ни любви, ни счастья. Такова плата за дар. Платили предки, плачу я, и дочь моя платить будет. Я даже понять не в состоянии плохо это или хорошо. Только чувство некой пустоты присутствует, которое я обычно считаю простым последствием инстинкта подражания в результате жизни в социуме. Но иногда я чувствую себя просто неполноценной безо всякой рационализирующей составляющей. Просто мы такие – немного другие.

P.S. Прошу не считать данный текст описанием закономерности для всех ведьм, занимающихся приворотами. Как йогурты не все одинаково полезны, так и ведьмы за свои искусства платят по-разному.