Интервью с ведьмой: В магии нет законов



Мы встретились случайно. Попутчики в поезде. Она мать двоих детей, учитель рисования, зарабатывает частными уроками. И всё вроде бы обычно, но что-то в ней было необыкновенное – какая-то смесь бесконечного спокойствия и безумной энергии. Я знаю что это такое. И спросил напрямую. Разговорились. Часть беседы, с её разрешения (никаких имён и координат), была записана.

О профессии и деньгах

— Ты ведьма?
— Ведьма.
— Волшебница, маг, колдунья, ясновидящая…
— Вообще, всё равно. Часто не имеет значения, как тебя обзовут. За исключением конкретных случаев. Спрашивают «Вы гадалка? Погадайте мне», тогда можно и гадалкой. Но если назовут целительницей, тут лучше сразу сказать, что лечением не занимаешься, иначе могут быть недопонимания.
— Целительством не владеешь?
— Ну, как не владею… скажем так: не профессионал. Мне это не особо интересно. Не привлекает что ли. Теорией владею, практики нет.
— Давай представим, что ведьма – это официально признанная профессия. Вот ты окончила учебное заведение согласно выбранной специальности, получила диплом и пришла работать в этакое заведение типа… (не хочется сравнивать с современными магическими салонами) скажем что-то вроде…
— … районной поликлиники.
— Например. Да. Что ты можешь сказать об этой профессии со стороны клиента, общества. Какова оплата труда?
— Я угадала с поликлиникой (смеётся). Профессия также местами уважаема и очень востребована. Медсестра по совместительству санитарка, а врач работает в три смены и все получают оклад соответствующий нищенской тарифной сетке.
— С деньгами у ведьм хреново?
— Некоторые представляют клиентов ведьм как в сказках или своих необоснованных фантазиях: богатые дамочки, желающие приворотов или крупные бизнесмены, требующие заглянуть в будущее, сделку какую-то помониторить, партнёра посканировать. Вот только у знатных барышень редко случается дефицит внимания со стороны мужчин, а бизнесмены предпочитают пользоваться услугами консультантов-экономистов и службой безопасности. Чаще всего к ведьмам идут люди, у которых нет денег на решение проблемы. Реже, когда никакие деньги не помогут.
— Во втором случае можно любую цену затребовать.
— Вот приходит бабуля. У неё сын алкоголик. Всё пропил, всё распродал, маленькую бабуськину пенсию и ту ворует. Что ты с неё стребуешь? Да, можно хоть сто тысяч запросить – сын пить бросит, на работу устроится – окупится бабулина затрата в первые же месяцы, но сейчас-то нет ничего. А так, чтобы пришли потом поблагодарили, редко случается.
— В таком случае можно в кредит: как окупится, так заплатишь.
— Нельзя. Здесь уже работают магические принципы. Всё открытое, должно быть закрыто. Кредит, по сути, на ведьме висеть будет, оттягивая силы. С десяток кредитов откроешь и можешь распрощаться с практикой. Это ещё хороший вариант развития событий.
— Часто клиенты требуют вернуть деньги?
— Если я чего-то не могу, то не берусь. Поэтому у меня такой проблемы нет. Был один случай. Думаю не последний, потому что, вообще, по общению с коллегами, довольно распространённый. Обратился мужчина, у которого сумку с деньгами украли, оставленную на лестничной клетке, пока тот за забытыми в машине ключами бегал. Говорит, знает, что сосед – доказать не могу, но вот чувствую и вроде как видел его краем глаза – накажи. Посмотрела – правда сосед. Сделала урок на небольшой ущерб здоровью на месте преступления. Через неделю опять приходит. Говорит: верни деньги – не надо порчи никакой делать, сосед и так наказан – споткнулся на лестнице, где сумка была, и ногу сломал. Он, видимо, представлял себе, что порча явится в виде толпы, воняющих серой, чертей и начнёт измываться над соседом как в фильмах ужасов с компьютерными спецэффектами.
— Деньги вернула?
— Конечно.
— Получается бесплатно поработала или…
— Или. Теперь он сам расплатится с силами, которые были задействованы по его просьбе. Но это уже меня не касается.
— В каком виде может быть расплата?
— Да ещё одну сумку проворонит или типа того. На таких дурачков особой изобретательности не надо – всё равно не поймут.

Об образе

— Давно ты, кстати, работаешь? Стаж, так сказать.
— Именно так: чтобы постоянно приходили люди, платили деньги. Лет двенадцать. Это немного.
— То есть начала… боюсь показаться бестактным…
— После тридцати. Не надо сейчас комплиментов по поводу внешнего вида.
— Они были бы искренни. Хотя дело привычное. Часто ведьмы и колдуны выглядят гораздо моложе своих лет. Наверное, отсюда и слухи о сделках с тёмными силами и прочее. Это, вообще, показатель?
— Не обязательно. Вообще, если у человека есть возможность что-то делать в своё удовольствие, он это делает. Как стоматолог с хорошими зубами или модельер в качественной одежде. Но тут тоже по разному бывает. Большинство колдующих просто живут в правильных ритмах. Они гармонизированы с глобальными течениями мощных энергетических потоков и тут правильнее было бы сказать, что не они выглядят молодо, а просто не старятся раньше времени, как большинство людей. Мне не встречались маги, ставящие себе целью иметь модельную внешность. Хотя есть и такие, кто омолаживается и в шестьдесят ему не дашь больше тридцатника.
— А эти устоявшиеся образы милой феи-блондинки и злой колдуньи с огромным бородавчатым носом?
— Милые феи часто занимаются лечением, перерабатывают чужие болячки и бывает изнашиваются. Впрочем, при их способностях, даже сильные напряжения не вызывают каких-то необратимых последствий и возрастные изменения у них не больше чем у следящей за собой особой. А злые колдуньи просто бывают совершенно асоциальны и им просто плевать как они выглядят, отсюда и образ в виде бабы в лохмотьях с растрепанными волосами и грязными, длинными когтями.

Об обучении

— Как ты попала в профессию? Где училась, как, сколько?
— У меня семья в профессии. Подводили очень осторожно. Чем занималась, допустим прабабушка, я узнала только после её смерти. Мне было лет шестнадцать, когда меня начали чему-то конкретно учить. Потом уже стала общаться с друзьями семьи, с коллегами, с которыми познакомилась.
— Почему не раньше?
— Да тут лучше позже. Представь, дедушка говорит обиженной внучке лет восьми: если ты сделаешь так-то и так-то, твой обидчик умрёт. Нужен некий порог, за которым снижается личная ответственность за глупости неразумного ученика.
— Ты своих детей учишь?
— Я их учу ответственности за все свои поступки, слова и мысли. Учу не ограничивать себя в восприятии мира, не костенеть, не забивать голову шаблонами. Учу не доверять и не рационализировать. С этого и начинается магия. Колдовское обучение будет позже. Если захотят, конечно.
— Как быть людям, у которых есть желание, но семья их к колдовству никакого отношения не имеет? Не получили домашнего обучения.
— Информации сейчас полно. Да, шишек ты себе набьёшь больше в самостоятельной работе, нежели, когда есть опытный человек, готовый подсказать. Но реально, многое, чем я пользуюсь, это мои личные наработки. Мне открыли дверь, дали карту и я пошла. Другим придётся делать тоже самое, но наощупь. Отсутствие колдунов в роду – не преграда совершенно.
— Кто сильнее: потомственная ведьма или самоинициированная?
— Есть колдуны, у которых в услужении армия нечисти, есть случайные шаманы, избранные по неведомым нам обстоятельствам, маги, положившие жизнь на изучение оккультных наук и никакая потомственная знахарка по могуществу с ними рядом не валялась. Ещё есть дети, которые и соображают еле-еле, а чудят так, что сильнейшие ведьмы от них подальше держатся. По всякому бывает. Нет тут законов никаких. В магии нет законов человеческих. Есть некоторые принципы, и те довольно условны. Просто по правилам легче жить, работать и существовать вообще. Их необходимо соблюдать, чтобы не оказаться в хаосе. Хаос – не мой уровень.

Интернет

— Ты как-то рекламируешь себя?
— Сарафанное радио.
— Интернет?
— Я им пользуюсь, разумеется. Довольно активно, но на бытовом уровне. Как профессионал я там отсутствую.
— Но это довольно большая аудитория.
— Мне не нужна аудитория. Я не устраиваю семинары, не пишу книжки. И не хочу оказаться в ряду сетевых поп-персонажей.
— Для тебя это было бы унизительно?
— Зачем фермеру, стабильно продающему свой урожай картошки, открывать Интернет-магазин? Да и просто даже блог или твиттер вести… у меня семья и, кстати, работа. Меня всё устраивает. Всё дополнительное – это лишняя ответственность, лишние траты энергии и, банально, времени.
— Реально найти стоящего профессионала среди широкого ассортимента представленных в интернете?
— Везде представлен широкий ассортимент: в сети, в газетах, в объявлениях на заборе. Хорошего плотника найти тоже задача не из простых.

Предпочтения

— Музыка.
— Не слушаю почти. Даже не знаю кто и что у нас сегодня звезда. По настроению включаю Rock FM.
— Что читаешь?
— В основном классику. Реже эзотерику всякую – ну, чтобы в курсе событий быть и интересное тоже бывает попадается – всё полезное перечитано не раз.
— Как насчёт оккультной классики? Папюс, Кроули и пр.
— Полезно знать. Но тут дело такое: сидишь, читаешь Папюса и наслаждаешься его слогом, вообще этой атмосферой прошлого – очень приятные ощущения. Поднимаешь глаза и видишь на пороге родительницу, которая просит переключить внимание сына с компьютерных игр на школьные уроки и понимаешь, что Папюс сейчас тебе не помощник.
— Российские авторы?
— Помню несколько лет назад были такие серии книг, что-то вроде «Русский Кастанеда» или «Славянский Кроули», там «маги» на двести страниц расписывали как наши прадеды лечили понос зверобоем. Вот в этом все русские оккультисты.
— А Блаватская?
— А что в ней русского, кроме происхождения?
— Очень популярен Зеланд.
— У Вадима Зеланда можно выцепить что-то полезное для прикосновения к магии. Но там же теоретические размышления. В первой книге. В остальных, кажется, бред какой-то – я там уже по диагонали листала. Ну, вот надо тебе приворот сделать – и чего ты с этим Зеландом?
— То есть вообще нечего читать по-русски?
— Гораздо полезнее будет почитать описания ритуалов сибирских шаманов – вот эти записки пьяного геолога дадут много больше, чем вся библиотека Кроули. Одно дело лекции слушать, другое – наблюдать как оно действительно всё происходит.

Магия чёрная и белая

— Раз уж о привороте речь зашла. Что с, так называемым, безгрешным приворотом?
— Грех – это понятие религиозное, в нашем случае православное. В православной традиции, обращение к колдовству есть грех, то есть ты можешь приворот назвать безгрешным, можешь обозвать любовной молитвой на воссоединение семьи – как угодно и зачем угодно – хоть болезнь лечи, хоть порчу на смерть заказывай – всё одно – обращение к колдовству – грех и всё тут. В этом плане словосочетание «безгрешный приворот» вообще бессмысленно и абсурдно. Враньё это, в общем.
— Делишь магию на чёрную и белую?
— Да пусть будет.
— Чёрная – это, значит, когда зло творят, а белая – добро. Согласна?
— Что значит зло творят? Вот смотрела сейчас сериал «Утопия». Там в конце один борец со всемирным заговором, почти переходит на сторону злодеев, которые хотят уничтожить большую часть населения Земли. Потому что ему кажется, что это правильно. Он согласился с доводами злодеев. Я его прекрасно понимаю и не осуждаю нисколько. Человек должен творить не зло и добро, а творить по совести. Если ты калечишь ради наживы, славы, потому что трус или мелочный урод, значит ты мразь и подлец, не стоящий внимания. Но если ты делаешь, потому что считаешь это правильным, у меня к тебе никаких вопросов нет – можно поговорить, можно обсудить.

О магических войнах

— Реально приходилось говорить и обсуждать?
— Делаю, значит, расклад – к работе готовлюсь и чувствую руки немеют. Оставила занятие на время. Сажусь вновь за стол, раскладываю карты и вновь руки отнимаются. Ну, думаю, попру до конца. Выпила чуть, собралась. Берусь за карты, матом их крою, а руки аж до шеи ломит болью – пошевелить невозможно. Отложила. На следующий день пытаю клиента: что да как. Оказывается жена его обратилась к колдуну с той же просьбой, что и он ко мне. Узнала кто такой, позвонила, говорю: не отступлюсь; он тоже на своём стоит. Так ни к чему и не пришли. Проваландались с этим делом ещё с пол года – моя вся работа коту под хвост и у соперника ничего не получается. Ну, и разошлись на этом – надоело просто. Как два барана, а это же может до конца жизни продолжаться, может и дети даже возьмутся.
— Частый случай.
— Нет. Обычно клиент в итоге попадает в этакую мясорубку двух мастеров. В принципе им ущерба никакого, а клиенту приходится не сладко.
— А карты ты зачем матом крыла?
— Помогает, когда ленятся. И нечисть мелкую разогнать можно.

О работе

— Как ты работаешь? Вот пришёл клиент, сказал: хочу то-то и то-то, ты согласилась, он вышел и что конкретно ты делаешь?
— Уединяюсь в своей комнате. Сажусь за стол. Раскладываю карты, чтобы прояснить совсем ситуацию и, вообще, войти в рабочий режим – я таким образом вхожу в изменённое состояние сознания. Дальше идёт ритуал. Он как бы сам собой складывается – на языке нормальности это не описать. Тут я тебе ничего конкретного уже не скажу, потому что, во-первых, это мои личные инструменты, которые другим может и бесполезны будут; во-вторых, на каждый случай свой ритуал – всегда разный. Есть формулы и системы от которых отталкиваешься, но композиция складывается каждый раз уникальная.
— Ты используешь какие-то конкретные предметы?
— Кровь некрещеных младенцев? (смеётся) Бывает и кровь, но чаще обхожусь сподручным материалом. Ничего специального, за исключением специально изготовленных для разных случаев талисманов, но это уже другой разговор – лекция целая. Чаще работаю с духами, нежели с чем-то материальным, не могу же я тебя с ними познакомить.
— Требуется ли какое-то вдохновение, знак свыше, благословение, медитация?
— Нет, я просто раскладываю карты и, так сказать, отчаливаю в мир иной. Бывает только берусь за колоду и уже там; бывает раскладываю долгими часами и никак не получается, не настраивается, значит до следующего раза. Один раз было: просидела до утра, причём вымотало меня это дело страшно, завалилась на диван, отрубилась и во сне сделала всю работу.
— Типа осознанное сновидение.
— Нет, я всё сделала в реальности, только во время сна.
— Не понял.
— Проехали.
— Астрал?
— Ну, вроде того… ты знаешь, мне сложно описывать действительность книжными терминами. Это, примерно, как учиться играть на рояле в теории.
— А эти, распространённые в интернете и бульварной литературе заклинания с христианским душком, а ля Степанова (ныне имя нарицательное) в твоей практике имеет место быть?
— Нет, конечно.
— Ты же по сути шаманка.
— Разумеется. Я не знаю ни одного хорошего мастера, который работал бы по другому принципу. Вообще, этот стереотип – ведьма с травками и пузырьками зелий, с книгой заклинаний – это всё пошло из фильмов импортных. Вся эта культура совершенно искусственная. Викка, да? И, мол, сохраняем традиции друидов. Друиды были жрецами, шаманами. Как и в северной, скандинавской традиции. Как наши сибирские шаманы. Да и не только сибирские, а и европейский север, Карелия. Не было у них свечей разноцветных, бантиков, заклинаний в виде сопливых стишков и прочей ахинеи.
— Кстати, почему ты выбрала ИЗО, а не что-нибудь попрактичнее – юриспруденцию, например.
— Потому что творчество. Тоже изменённое состояние сознания. Любое творчество бескорыстное – магия.